Отзыв на исковое заявление ответчика — УМВД России по Хабаровскому краю по восстановлению на работе истца

С моей стороны, пожалуй, было бы не совсем верным в своем повествовании о восстановлении в должности после незаконного увольнения по сокращению штатов сотрудника ОВД – женщины, имеющей ребенка в возрасте до 3 лет, начатое в посте: «Незаконное увольнение в связи с сокращением штатов. Практические аспекты на конкретном примере.» и продолженную в постах:

«А зачем прокуратуре это надо?»;
«Обращение к Генеральному прокурору РФ за разъяснениями по ранее полученному ответу.»;
«Исковое заявление о восстановлении на работе женщины с ребенком до 3-х лет»;
«Уточнение исковых требований по трудовому спору о восстановлении на работе»

оставить без внимания и мнение самого ответчика – УМВД России по Хабаровскому краю, нашедшего свое отражение в составленном отзыве на исковое заявление, который и публикую:

В Центральный районный суд
г. Хабаровска
680000, г. Хабаровск,
ул. Серышева, 60

Истец: ***
Хабаровский край,
г. ***
ул. ***
тел. ***

Ответчик:
Управление министерства
внутренних дел России по Хабаровскому краю
(УМВД России по Хабаровскому краю)
г. Хабаровск,
Уссурийский бульвар, 2

 Отзыв
на исковое заявление о восстановлении на работе и оплате за время вынужденного прогула.

В Вашем производстве находится гражданское дело по иску *** к УМВД России по Хабаровскому краю о признании приказа об увольнении незаконным восстановлении на работе и оплате за время вынужденного прогула.

С заявленными требованиями УМВД России по Хабаровскому краю несогласно в полном объеме по следующим основаниям:

01.03.2011 г. вступил в силу Федеральный закон от 07.02.2011г. № 3- ФЗ «О полиции», которым было установлено, что сотрудники органов внутренних дел подлежат внеочередной аттестации в порядке и сроки, которые определяются Президентом Российской Федерации (п. З ст. 54). Приказом МВД России от 03.04.2011 г. № 333 «О некоторых организационных вопросах и структурном построении территориальных органов МВД России» утверждена новая типовая структура территориальных органов МВД России на региональном уровне.

Во исполнение указанных нормативных актов, приказом УВД по Хабаровскому краю от 20.05.2011 г. № 730 утверждено новое штатное расписание УМВД России по Хабаровскому краю, в связи с чем были проведены организационно-штатные мероприятия, в преддверии которых кадровым аппаратом 23.05.2011 г. были подготовлены и разосланы во все подразделения уведомления об увольнении по сокращению штатов в отношении всех сотрудников органов внутренних дел Хабаровского края. 25.05.2011 года уведомление было вручено ***

Подпунктом «б» пункта 4 Указа Президента России от 01.03.2011 № 251 «О внеочередной аттестации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации» МВД России до 1 августа 2011 года должно обеспечить в установленном законодательством РФ порядке проведения   внеочередной аттестации сотрудников органов внутренних дел РФ претендующих на замещение иных должностей в этих органах.

11.07.2011 года *** подала рапорт о просьбе считать ее приступившей к исполнению должностных обязанностей инспектора дорожно-патрульной службы отдельного взвода ДПС ГИБДД ***, с 15 июля 2011 года.

В должности инспектора ДПС, *** имела специальное звание милиции, однако, для того, что бы решить вопрос об использовании *** на службе она обязана была пройти внеочередную аттестацию в соответствии с п.З ст. 54 ФЗ «О полиции», поскольку лишь прошедшие аттестацию сотрудники могут претендовать на замещение должностей в полиции.

Истцу было предложено пройти внеочередную аттестацию, для дальнейшего прохождения службы, однако от прохождения аттестации она отказалась, о чем представила письменный рапорт.

Вместе с тем, Федеральным законом от 07.02.2011 № 4-ФЗ были внесены изменения в федеральное законодательство, касающееся осуществления сотрудниками органов внутренних дел властных полномочий. Указанный закон вступил в силу с 1 марта 2011 года.

Так указанным законом в статью 23.3. КоАП РФ были внесены изменения, согласно которых компетенция по рассмотрению дел об административных правонарушениях была отнесена к полиции. Таким образом, *** отказавшись от прохождения внеочередной аттестации, находящаяся в распоряжении по должности инспектора ДПС и имея специальное звания сотрудника милиции, не могла быть назначена на должность в полиции, что в свою очередь исключало возможность использовать её по должности инспектора ДПС.

Свой отказ от прохождения внеочередной аттестации истец объяснила не желанием проходить дальнейшею службу в органах внутренних дел, от назначения на имеющиеся в новой структуре должностей она отказалась, о чем свидетельствует её письменный рапорт.

11.07.2011 г. представила письменный рапорт об увольнении со службы в органах внутренних дел по сокращению штатов, указав дату увольнения 18.07.2011 года.

В соответствии с п. 17.12. Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом МВД России от 14.12.1999 № 1038 с *** была проведена беседа, в ходе которой ей были разъяснены порядок и сроки увольнения, а также и то обстоятельство, что в соответствии с трудовым законодательством ***, как лицо имеющая на иждивении ребёнка в возрасте до 3-лет не может быть уволена по инициативе работодателя, но имеет право на увольнение по собственному желанию.

Однако истец настаивала на своём увольнении именно с формулировкой по сокращению штатов, пояснила, что поводом для её досрочного выхода из отпуска по уходу за ребёнком послужило именно возможность уволиться по сокращению штатов в рамках проводимой реформы МВД России, поскольку в органах внутренних дел она дальше служить не желает, а при увольнении с формулировкой «по сокращению штатов» она получит максимальное пособие при увольнении, а так же выплаты в течении года по специальному званию в соответствии с п. 167 Положения, утвержденного приказом МВД России от 14.12.2009г. № 960.

Приказом УВД по Хабаровскому краю от 18.07.2011 № 1196 л/с истец была уволена из органов внутренних дел с 18.07.2011 г. с формулировкой «по сокращению штатов». В этот же день ей была выдана трудовая книжка.

Таким образом, фактически все действия истицы были направлены на реализацию своего права на увольнение по собственному желанию, но в приказе об увольнении была применена неправильная формулировка, на которой при увольнении настаивала истец. Именно эти обстоятельства в силу изложенного выше являются имеющими значение для правильного разрешения дела.

На тот факт, что инициатива об увольнении исходила от истца, в связи с нежеланием ей продолжать службу в органах внутренних дел, указывает и тот факт, что после увольнения истец с 20.07.2011 года обратилась в центр занятости населения для дальнейшего трудоустройства.

Доводы истца о том, что рапорта об увольнении и об отказе в прохождении от аттестации она написала в виду давления со стороны начальника ГИБДД, якобы сообщившей истцу о том, что она внеочередную аттестацию не пройдет в связи с совершением ею административного правонарушения, являются не состоятельными, поскольку во-первых истцом не представлены доказательства, а во-вторых при увольнении на *** было составлено представление, в котором содержание в части описания сотрудника дано исключительно с положительной стороны, что в свою очередь дает возможность для повторного приёма истца на службу в органы внутренних дел.

С указанным представлением истец была ознакомлена под роспись.

Согласно пункта 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ» если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основание для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и (или) причины увольнения, суд в силу части пятой статьи 394 Кодекса обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи Кодекса или иного федерального закона, исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

Согласно представленным сведениям из ***, **** в настоящее время встала на учет в центре занятости населения, и получает денежные средства (пособие по безработице), что свидетельствует о том что истица хочет устроиться на новую работу, так же *** получает выплаты в связи с увольнением по сокращению штатов. Исходя из выше изложенного, *** изначально намерено расторгла контракт по собственному желанию при этом указав формулировку по сокращению штатов. Нарушений порядка увольнения со стороны ответчика не допущено, кроме применения несоответствующей формулировки в части увольнения.

Согласно ст. 10 ГК РФ не допускается действие граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а так же злоупотребление правом в иных формах.

В пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года «О применении судами Российской федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ним трудового договора, должен соблюдать общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении иска о восстановлении на работе, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действия со стороны работника.

В нашем случае обстоятельства дела усматриваются признаки злоупотребления со стороны истца правом, поскольку в процессе увольнения, так и после издания приказа об увольнении все действия ***, являлись недобросовестными и были направлены на причинение материального ущерба и вреда репутации работодателя, так как примененная для истца формулировка увольнения не соответствовала имущественным интересам работодателя, ставя его в крайне невыгодное положение.

Что касается вопроса в части требований возмещения морального вреда, следует подчеркнуть, что даже при наличии факта неправомерности действий не предусматривается наличие морального вреда, т.к. законом не предусмотрена презумпция морального вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненного потерпевшему физических и нравственных страданий, а так же степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда, должны учитываться требования разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ)

Характер нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных страданий в каждом конкретном случае.

Истицей не представлены доказательства, свидетельствующие о тяжести перенесенных нравственных страданий, которые бы соответствовали размеру истребуемой компенсации морального вреда, доказательств наличия прямой причинно-следственной связи между действиями должностных лиц и моральными страданиями истца (при их наличии).

На основании вышеизложенного, прошу в удовлетворении заявленных требований отказать.

Представитель УМВД России по Хабаровскому краю /по доверенности/

Запись опубликована в рубрике Формы документов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.